z_hunter: (Default)
Ким Чен Ир почти каждый день бывает в театре, энергично руководит работой. Он предлагает сломать трафареты старой оперы, сделать оперные партии куплетными. Основное выразительное средство оперы - пение. В нашей опере, говорил Ким Чен Ир, не может быть ни пения в стиле арии, ни речитатива; пение должно быть нежным, красочным и куплетным. Он выдвигает идею создания революционной оперы «Море крови» в форме национальных, куплетных песен. Это дало возможность сделать оперу таким видом искусства, который по-настоящему отвечает интересам народа. (пруф)

...

Подготовься к войне, приготовься к голоду. Всё для блага народа.
(лозунг КНР времён “культурной революции”).
z_hunter: (Default)

 Нас учат верить в то, что возможна настоящая дружба, что можно встретить свою половинку, что можно найти среди людей свою родственную душу и, что это избавит нас от одиночества. Сказками о любви, дружбе и понимании вскармливают детей, превращая для них эти понятия в основной критерий личного счастья.

Но от одиночества нельзя избавиться с помощью других людей. Самый лучший друг, самый близкий и родной человек, как бы сильно и искренне он того ни хотел, никогда не сможет разделить наш мир. Мы одиноки, и одиноки неизбежно.

Нет на свете того человека, который бы нас понял и услышал. Кто бы ни уверял нас в обратном — это всего лишь иллюзия. Точно так же, как и наши уверения в понимании близких, — это лишь самообман. Каждый из нас целиком и полностью одинок в своем собственном изолированном мире.

Олег Сатов - Страх и радость одиночества (http://satway.ru/articles/fear-and-joy-of-loneliness/).

[upd]
/\/\/\/\/\// из комментов (орфография сохранена):


 Идея одиночества бредова изначальна, очередной импринт в голове, ты неможешь быть одинок так как твое существование незаканчивается рамками твоего физического тела, хотя люди на определенном этапе развития так склонны думать, это временно… От идеи что ты кому-то нужен наверное действительно правильно отказаться так как в этом случае появляется обратная сторона медали, что ты никому не нужен и тебя это начинает парить…
 Был ты маленьким ребенком, радовался солнышку, маме папе, своим игрушком и ничего тебя не парило, и ЖИЛ ты и радовался, пока не пришло время учиться ЖИТЬ, и тут все началось, как это там в стихотворении помоему Маршака,..”Крошка сын к отцу пришел и спросила крошка, что такое ХОРОШО и что такое ПЛОХО?” и как там звучала песня Умы Турман ..”И треснул мир напополам, дымит разлом И льётся кровь, идёт война добра со злом…” и начали мы хорошие воевать с плохими или наоборот, были мы условно одинокими и нас это непарило, точнее мы просто были, и тут теперь ещё появились мы одинокие и мы не одинокие

чтение

Wednesday, 29 April 2009 14:02
z_hunter: (Default)
Люблю фантастику 60х годов, её антураж и стилистику.

...Робот вдруг отвернулся от чертёжной доски и двинулся к ним. Альбер невольно вскочил. Тёмно-коричневый блестящий исполин двигался на своих гусеницах с удивительной лёгкостью
-- Вам что-нибудь нужно, Сократ? -- спросил Альбер.
-- Мне нужна стенограмма симпозиума нейрофизиологов и кибернетиков, проходившего на медицинском факультете в октябре прошлого года, -- ответил Сократ своим приятным, баритонального тембра, голосом.
Альбер принуждённо улыбнулся и сел. Робот прошёл к книжному шкафу, стоявшему в углу, достал толстый том в тёмном переплёте, нашёл нужную страницу и задумался.

...

Она говорила это, не жалуясь, спокойным, усталым голосом. "Как она действительно измучилась, бедняжка! -- подумал Раймон. Он нерешительно гладил руку Луизы. -- Чёрт возьми, как всё это сложно... Хотел бы я знать, чем кончится эта проклятая история с чудовищами... Впрочем, дело не в чудовищах... Луиза -- очаровательное создание, такая милая, чистая, романтичная, так мечтает о любви.... и конечно, заслуживает настоящей любви... Но как быть?

...

-- Ну-с, так что же такое сознание с материалистической точки зрения, которую я вполне разделяю? Результат деятельности мозга, то есть высокоразвитой материи. Оно материально? Нет, потому что не существует вне человека. Нет человека или,  точнее, нет тех участвков головного мозга, в результате деятельности которых возникает сознание, -- нет и сознания. Может ли быть, что в этот миг, когда мы с вами шагаем по улицам Парижа, где-нибудь на бесконечно далёкой планете под голубым, жёллтым или красным сиянием неизвестной нам звезды материя дошла до такого уровня развития, что в ней начало зарождаться сознание? Да, вполне может быть.

(Ариадна Громова. Поединок с собой. Детгиз, 1963)
z_hunter: (Default)
Зашёл утром в банк. Стоящая перед окошечком тётка (на вид 55-60 лет), покупала доллары, причём ей требовались купюры, выпущенные не позже какого-то года. Кассирша спросила -- А зачем вам именно такие? На что последовал ответ -- Мне ещё жить, а это -- на смерть!
z_hunter: (Default)
Хотел бы поделиться парой страниц из одной книги (рекомендую читать это неспешно, в спокойной обстановке, желательно попивая горячий чай). .

  В 1920--2930гг. Геттинген всё ещё оставался таким же тихим и уютным городком, каким был в середине девятнадцатого столетия. Правда, здесь была уже создана первая в Германии экспериментальная организация по транспортным двигателям и аэронавтике, а в конце войны установлена первая крупная в Европе аэродинамическая труба для исследований. Но эти лаборатории находились за пределами старых городских стен и поэтому не изменили облика города. Полудеревянные домики с бесхитростной резьбой по дереву, закопчённые дымом, высокая готическая башня Якобкирхе, профессорские виллы на Вильгельм-Веберштрассе, увитые глициниями и клематисом, совсем как на картине Шпицвера, дымные студенческие таверны, классически ясный Большой зал с его белыми колоннами, производящими впечатление чего-то аутентичного и успокаивающего, -- всё это удалось сохранить во время мировой войны.
 Вместо сигналов времени с радиостанции Науен ещё многие годы рожок ночного сторожа продолжал возвещать конец дня. Большинство жителей ещё предпочитало расхаживать пешком по Геттингенсу -- расстояния в городе были настолько невелики, что вряд ли имело смысл пользоваться автомашиной или мотоциклом. Лишь после окончания войны студенты и профессора обзавелись велосипедами, однако это новшество не у всех пользовалось популярностью. Разве могло оно заменить неторопливые прогулки перед лекциями или после них, прогулки, во время которых так часто рождались интересные идеи? Случайные встречи на уличном перекрёстке или прогулки вдоль живописной городской стены нередко оказывались более плодотворными, чем формальные семинары или заседания в комиссиях.
 Старинный университет Георгии Августы даже и в после 1918г. оставался не просто географическим центром города. После крушения старого политического режима, почитание, доходившее до набожности, которым  при Империи пользовались высшие должностные лица и армейские офицеры, было перенесено теперь на деканов и профессоров факультета. Знаки отличия, которые они получали, премии, степени и членства в иностранных научных обществах, воздававшиеся им почести, -- всё это компенсировало тщеславным геттингенским горожанам ордена и титулы "старых добрых времён" Уважение, хотя и в меньшей степени, распространялось также и на студентов старших курсов. Когда студенты, например, затевали споры на улицах до поздней ночи, горожане относились к этому весьма терпимо. Хозяйки пансионов на Фридлендверг, Николаусбюргерверг или Дюстерер Эйхенвег поколениями студентов были приучены давать им взаймы деньги; при этом терпение хозяек зачастую граничило с самопожертвованием.
   С отставными профессорами обходились, как с принцами крови, их окружали всеобщим почтением. Большиснвто из них состояло, а часто и председательствовало в научных корпорациях. Когда почтенные господа совершали по улицам города (носившим подчас их имена) неторопливые прогулки, их всёду привествовали. Иногда здесь же на улице им приходилось консультировать то молодого учёного, сидящего у открытого окна и готовящегося к очередной лекции, то молодого преподавателя, недавно прибывшего по приглашению из какого-нибудь университета. <...>
  Для геттингенских семей, стоящих на достаточно высоких ступенях социальной лестницы, уже установилась  традиция принимать студентов в качестве "платящих гостей". Гости вносили в провинциальный пансион дыхание внешнего мира и получали взамен какую-то долю домашнего уюта, которым они вначале пренебрегали, но вскоре начинали ценить по достоинству. Между теми, кто сдавал комнаты, и теми, кто их снимал, зачастую возникала длительная дружба, а иногда дело заканчивалось и браком. Поразительное количество профессорских жён на всех пяти континентах ведут свой род из маленького Геттингена. <...>
  Известный учёный Курт Гирфелд, находившийся в то время в Геттингене, рассказывает, какими эксцентричными порой были юные математики и физики. Однажды ему пришлось видеть, как один из членов борновского "детского сада", шествовавший погружённым в свои мысли, неожиданно споткнулся и упал. Гиршфелд подбежал и попытался помочь ему встать на ноги. Но упавший студент, всё ещё лёжа на земле, сердито отклонил его усилия: "Оставьте меня в покое, слышите! Я занят!" Возможно, его только что осенило какое-нибудь новое, блестящее решение.
  Фриц Хоутерманс, ныне профессор физики швейцарского университета, рассказывает, как однажды в полночь он был разбужен одним из приятелей -- студентом, ломившемся в окно его комнаты, расположенном на первом этаже дома на Николаусбергштрассе. Ночной гость заявил, что его только что осенила великолепная идея, которая может устранить некоторые неразрешимые противорчия в новых теориях. Далёкий от мысли выгнать незваного гостя, сонный хозяин, надев халат и туфли, сейчас же открыл дверь. И оба они до рассвета работали над вновь выведеными уравнениями.
  В те волнующие годы не было ничего необычного в том, что подобные "умственные всплески" даже у очень молодых людей могли вызвать немалый переполох в международных профессиональных кругах, а в некоторых случаях принести их авторам славу чуть ли не в течении одной ночи.
 

[Р. Юнг. Ярче тысячи солнц. Повествование об учёных-атомщиках. М., 1961.]

(no subject)

Monday, 17 March 2008 11:14
z_hunter: (Default)
   Посвящение в альбом
      А. Мицкевич
  (перевод Ф. Кирсанова)
Дни миновали счастливые, нет их. Было цветов, сколько сердце захочет. Легче нарвать было сотни букетов, Нежели ныне цветочек.
Ветер завыл, и дожди заструились, Трудно найти средь родимого луга, Трудно найти, где цветы золотились Листик любимого друга.
Будь, же, доволен осенним листочком, В дружеской был он руке, хоть не ярок, Будь ему рад, наконец, и за то что Это последний подарок!
Будь, же, доволен осенним листочком, В дружеской был он руке, хоть не ярок, Будь ему рад, наконец, и за то что Это последний подарок!



z_hunter: (Default)
Гремя огнём, стремительней чем прежде
пойдут машины в яростный поход
когда нас в бой пошлёт товарищ Брежнев
и на Луну ракеты поведёт!


(via [livejournal.com profile] fox_unexisted)

Жду не дождусь когда наконец настанет этот день :)
z_hunter: (Default)
У холостяков и вдовцов интересы обычно  не помещаются в доме и вываливаются наружу -  стоят во вдворе в виде старых машин  с пыльными стеклами и покорёженного железа неизвестного назначения. А у одиноких  или осиротевших женщин чаще всего кошки «вываливаются»."
(http://sugar-corn.livejournal.com/26680.html#cutid1)


( фото (c) http://content.foto.mail.ru/mail/avunitr/ )

Profile

z_hunter: (Default)
z_hunter

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags